Эстафета Победы

  • 2 августа 1944
  • 17 августа 1944
  • 17 октября 1944
  • 18 октября 1944
  • 25 октября 1944
  • 15 января 1945
  • 18 января 1945
  • 19 января 1945
  • 20 января 1945
  • 21 января 1945
  • 22 января 1945
  • 23 января 1945
  • 24 января 1945
  • 25 января 1945
  • 26 января 1945
  • 27 января 1945
  • 29 января 1945
  • 31 января 1945
  • 1 февраля 1945
  • 4 февраля 1945
  • 8 февраля 1945
  • 10 февраля 1945
  • 21 февраля 1945
  • 18 марта 1945
  • 25 марта 1945
  • 6-9 апреля 1945
  • 14 апреля 1945
  • 15 апреля 1945
  • 15 апреля 1945
  • 17 апреля 1945
  • 17 апреля 1945
  • 25 апреля 1945
  • 1 мая
    1945

Первый удар

Первый удар в рамках наземной операции войск 3-го Белорусского фронта по территории Восточной Пруссии в качестве поддержки действий 33-й и 5-й армий, а также 2-го гв. Тацинского танкового корпуса в Каунасской операции нанесли 31 июля 1944 г. штурмовики Ил-2 1-й гв. штурмовой авиационной дивизии гв. полковника С.Д. Пруткова из 1-й воздушной армии генерал-полковника авиации Т.Т. Хрюкина. Четыре группы штурмовиков нанесли удары по скоплению техники в г. Ширвиндт – ближайшему немецкому городу к линии фронта. Вечером 1 августа 1944 г. бомбардировщики Пе-2 3-й гв. бомбардировочной авиационной дивизии гв. генерал-майора С.П. Андреева шестью группами с одного захода произвели бомбовый удар по скоплению техники противника в приграничных городах Эйдкунен и Ширвиндт. С этих дней налёты советской авиации на территорию Восточной Пруссии в качестве поддержки действий сухопутных частей стали регулярными.

Первые выстрелы сухопутной дальнобойной артиллерии по территории Восточной Пруссии с огневых позиций в районе 2 км северо-западнее Вилкавишкиса (Литва) были сделаны в 22:00 ч. 2 августа 1944 г. Тридцать залпов осколочными зарядами с предельной дистанции в 17 км сделала 152-мм пушка-гаубица МЛ-20 29-летнего сержанта Якова Никифорова из огневого взвода лейтенанта Михаила Кузнецова 1-й батареи 1-го дивизиона капитана П.П. Пелипаса 142-й армейской пушечной артиллерийской бригады 33-й армии. Огонь был открыт по г. Ширвиндту (наводка орудия осуществлялась по двум шпилям евангелической кирхи - Immanuelkirche). Так как огонь вёлся с дальних дистанций (более 15 км), то снаряды легли на самой границе и чуть восточнее города. Авианаблюдатель (самолёт По-2 из 213-й ночной бомбардировочной авиационной дивизии) сообщил, что снаряды разрывались 500-1000 м восточнее Ширвиндта. Сейчас 152-мм пушка-гаубица МЛ-20 (заводской номер № 3922) в качестве музейного экспоната выставлена в Центральном музее Вооруженных сил в Москве. Командир орудия сержант Яков Никифоров погиб 10 февраля 1945 г. в боях у реки Одер (г. Цибинген, сейчас – польский город Цыбинка).

Вышли к границе

Ранним утром 17 августа 1944 г. первыми к границе Восточной Пруссии вышли части 184-й и 159-й стрелковых дивизий 5-й армии генерал-полковника Н.И. Крылова. Стрелковые части вышли к границе на 15-километровом участке от г. Кудиркос-Науместис до устья речки Новы, которая впадает в Шешупе. Многим офицерам и бойцам за выход к границе было присвоено звание Героя Советского Союза.

Кутузово (Ширвиндт)

Кутузово (Ширвиндт). Город оборонял 43-й гренадёрский полк 1-й пехотной восточно-прусской дивизии генерала Шиттнига. После взятия литовского г. Кудиркос-Науместис и форсирования реки Шешупе, Ширвиндт был взят штурмом вечером 17 октября 1944 г. силами 294-го и 297-го стрелковых полков 184-й стрелковой дивизии. Противник оказал ожесточённое сопротивление, периодически переходя в контратаки и пытаясь отрезать переправившиеся через реку части. Большую помощь немцам оказывала артиллерия, отведённая несколько дальше от фронта в тыл, и ДОТы, сооружённые вдоль границы. Выдающуюся роль в организации переправы этих полков оказал заместитель начальника оперативного отдела штаба 45-го стрелкового корпуса майор Махмут Гареев, будущий заместитель начальника Генерального штаба Вооружённых Сил СССР и президент Академии военных наук (скончался 25 декабря 2019 г.).

Бой в городе носил ожесточённый характер. Штурмом брался каждый дом. Сапёры подрывали стены, полковая артиллерия прямой наводкой уничтожала огневые точки противника в жилых домах. Утром 18 октября на центральной площади Ширвиндта возле городской кирхи дивизия на построении почтила память павших и салютом отметила взятие первого немецкого города. Ширвиндт после войны был переименован в пос. Кутузово. Город после сильных разрушений не был восстановлен и сейчас на его месте практически ничего не осталось. Ширвиндт явился первым городом на территории Третьего Рейха, который взяла Красной Армией.

Чернышевское (Эйдкунен)

В окрестностях города, который представлял собой крупный транспортный узел, оборонялись части 549-й народно-гренадёрской дивизии (1098-й полк) и 974-й полк 367-й пехотной дивизии. На город наступала 144-я стрелковая дивизия 5-й армии, которой командовал полковник А.А. Донец. 18 октября 1944 г. батальон майора И.К. Измодёнова из 612-го полка майора Г.Л. Злобина ворвался на железнодорожную станцию Кибартай и разгромил обороняющийся там немецкий батальон. В это время 449-й стрелковый полк гв. подполковника А.И. Байкова, южнее города форсировав Лепону, перерезал пути отступления немцам из Кибартая и фактически окружил группировку в Эйдкунене. Противник пытался пробиться из города, но все его атаки были отбиты артиллерией. С внешнего фронта окружения немецкие самоходки предприняли несколько атак, но были отбиты силами 270-го отдельного истребительно-противотанкового дивизиона и 308-го артиллерийского полка подполковника П.П. Кучина. Большим подспорьем в действиях 144-й дивизии, были действия 83-й гв. стрелковой дивизии генерал-майора А.Г. Маслова из соседней 11-й гв. армии генерала К. Галицкого, которая сковала на себе контратакующие части противника. К вечеру 18 октября окружённый немецкий гарнизон Эйдкунена капитулировал. В боях за Кибартай и Эйдкунен наступавшие советские части потеряли порядка 300 человек.

Нестеров (Шталлупенен, Эбенроде)

Первым на юго-восточную окраину города вечером 23 октября прорвался 293-й гв. стрелковый полк полковника Александра Свиридова 96-й гв. стрелковой дивизии генерал-майора С.Н. Кузнецова из 28-й армии генерала А.А. Лучинского. Стрелковый батальон гв. капитана Ивана Филипповского занял городской вокзал и вскоре – восточную окраину города. Однако дальнейшее продвижение застопорилось из-за возросшего сопротивления немцев. Основные улицы Шталлупёнена были прикрыты самоходками StuG III, которые вели огонь по советской пехоте. Ночью тактическим манёвром-обходом 295 гв. стрелковый полк обошёл город южнее и ворвался на его южную и юго-западную окраины. Утром 24 октября бои в городе возобновились. Стрелковые батальоны начали вгрызаться в оборону противника, выдавливая его из южной и восточной части города в центральную и северо-западную часть. Продвижение по городу осложнялось сильным минированием улиц, что сужало возможности для манёвра и активного ввода в бой советских самоходок СУ-76 102-го гв. отдельного самоходно-артиллерийского дивизиона. К вечеру 24 октября в ходе тяжёлых уличных боёв противник был зажат в центральной части города. С помощью самоходок СУ-76, пехотинцы взломали немецкую оборону в центре города и в ночь на 25 октября оба советских стрелковых полка вышли к северо-западной окраине города. С сопротивлением в городе было покончено к утру 25 октября. В 04:00 25 октября 1944 г. 293-й гв. полк выбил немцев из северо-западной части города, вся западная часть города к этому времени была зачищена от противника 295-м гв. полком. Части 96-й гв. сд северо-западнее Шталлупёнена вошли в соприкосновение с частями 144-й дивизии из 5-й армии.

Добровольск (Пилькаллен, Шлоссберг)

В ходе октябрьского наступления 1944 года 277-я стрелковая дивизия 72-го стрелкового корпуса подошла к окраинам города, но не смогла им овладеть. До января 1945 года линия фронта проходила недалеко от восточных окраин города. Немецкое командование превратило город и его предполье в серьёзный узел обороны, подходы к городу были заминированы, городские здания представляли собой долговременные укреплённые точки. В городе и окрестностях были сосредоточены части 1-й восточно-прусской пехотной дивизии. Бои за город начались одновременно с началом Инстербургско-Кенигсбергской наступательной операции и носили исключительно ожесточённый характер. 13 и 14 января части 124-й стрелковой дивизии генерал-майора М.Д. Папченко 94-го стрелкового корпуса 39-й армии прорывали оборону на южных и восточных окраинах города. Город и траншеи подверглись артиллерийско-минометным ударам. Сильный туман снижал видимость и исключил возможность действия советской авиации. Красноармейцам пришлось преодолевать несколько линий проволочных заборов.

Противник предпринял ряд контратак на окраинах города, поддержанных самоходками. 14 января 781-й стрелковый полк полковника А.Я. Пивника ворвался в город с южной и юго-восточной окраин, занял несколько кварталов, но с наступлением темноты был контратакован и вышел из города на прежние позиции. 15 января на усиление был подтянут один батальон 406-го стрелкового полка подполковника М.Г. Кухарцева и штурм города был возобновлён. По южной и восточной окраинам был нанесён получасовой артиллерийский удар, совместно с залпом установок «Катюша», по центральной и западной частям города – авиаудар. 781-й и 406-й полки прорвались в город и с боями вышли к рыночной площади и кладбищу, где были остановлены. После перегруппировки красноармейцы продолжили штурм и поздним вечером 15 января выбили противника с западной и северо-западной окраин Пилькаллена. После окончания боёв город был разрушен на 90%.

Краснознаменск (Ласденен, Хазельберг)

В ходе начавшегося отступления немецких войск образовался т.н. Лаздененский выступ между реками Неман, Шешупе и Инстер, в котором находились три пехотные дивизии. Для того, чтобы избежать угрозы окружения, командующий группой армий «Центр» вынужден был разрешить командующему 3-й танковой армией генералу Э.Раусу начать отвод 9-го армейского корпуса из этого района на западный берег р. Инстер. 18 января 1945 года части 152-го Краснознаменного укрепрайона полковника М.И. Соболева 39-й армии 3-го Белорусского фронта подошли к Ласденену и блокировали его. 379-й отдельный пулеметно-артиллерийский батальон (ОПАБ) под командованием майора Н.И. Таширова занял позиции на западной, северо-восточной и восточной окраинах Ласденена. После небольшой артподготовки по разведанным целям бойцы ворвались в город. Первой вошла пулеметная рота ст. лейтенанта Петра Саенко. Сопротивление противника было незначительным, в основном отдельные группы немцев выкуривались из домов, подвалов и чердаков. Тем не менее, 379-й батальон потерял несколько человек убитыми и ранеными. Содействие батальону Таширова оказывали 390-й и 380-й ОПАБы.

Неман (Рагнит)

Отвод немецких частей с южного берега реки Мемель (Неман) явился с 18-19 января началом активных наступательных действий 43-й армии 1-го Прибалтийского и 39-й армии 3-го Белорусского фронтов.

В окрестностях Рагнита немецкие войска оставили боевые заслоны 548-й народно-гренадёрской дивизии, которые вели арьергардные бои против советских войск. 19 января с востока к городу подходили части 263-й стрелковой дивизии (полковник К.Г. Черепанов) 54-го стрелкового корпуса (генерал-лейтенант А.С. Ксенофонтов). Корпус 18 января был передан из состава 43-й армии в 39-ю армию. С севера через реку переправился 576-й стрелковый полк подполковника И.П. Сердюкова 115-й стрелковой дивизии (полковник А.И. Блинов) 43-й армии. К 16:00 19 января Рагнит был очищен от противника частями 263-й и 115-й стрелковых дивизий. Немецкие части отошли в окрестности Тильзита.

Советск (Тильзит), Славск (Хайнрихсвальде), Большаково (Гросс Скайсгиррен, Кройцинген)

Советск (Тильзит). 19 января 1945 года воины 263-й стрелковой дивизии (полковник К.Г. Черепанов) 54-го стрелкового корпуса (генерал-лейтенант А.С. Ксенофонтов) 39-й армии, вышли к восточной окраине Тильзита и форсировали реку Тильже. Завязались уличные бои. 997-й стрелковый полк подполковника П.Л. Рогалева и 995-й стрелковый полк подполковника М.И. Волкова из 263-й сд пробивались к центру города с востока. С правого северного берега реки Мемель (Неман) продолжили наступление 292-й стрелковый полк подполковника Я.П. Маршавина и 638-й стрелковый полк подполковника Б.И. Королькова 115-й дивизии (полковник А.И. Блинов) 103-го стрелкового корпуса (генерал-лейтенант И.И. Миссан) 43-й армии. Этот комбинированный удар явился ключевым пунктом всего штурма города – оборона немцев была прорвана окончательно. Развернулись бои на территории ЦБЗ, на площади у здания нынешней гостиницы «Россия», в районе железнодорожного вокзала. Уличный бой в городе против частей 69-й пехотной и 548-й народно-гренадёрской дивизий шёл всю ночь. Утром 20 января 1945 года город Тильзит был полностью очищен от противника.

Славск (Хайнрихсвальде). Вечером 20 января 1945 г., преследуя отступающего из Тильзита противника, 997-й стрелковый полк подполковника П.Л. Рогалева 263-й стрелковой дивизии полковника К.Г. Черепанова почти без боя занял спешно оставленный отступающими немецкими войсками город Хайнрихсвальде. От боевых действий город почти не пострадал.

Большаково (Гросс Скайсгиррен, Кройцинген). Город являлся крупным узлом шоссейных и железных дорог на линиях Кёнигсберг-Тильзит и Тильзит-Инстербург. Во второй половине дня 19 января 1945 г. части 1-го танкового корпуса вышли на дорогу Жиллен (Жилино) – Гросс Скайсгиррен. Головная 159-я танковая бригада полковника К.О. Петровского, который утром получил лёгкое ранение и передал командование заместителю – гв. подполковнику Зайцеву, совместно с 1457-м самоходно-артиллерийском полком майора И.Н. Плешева, оперативно сбивая немецкие заслоны, подошла к городу. В 1,5 км восточнее бригада была встречена огнём четырёх противотанковых орудий, которые сожгли один Т-34 и одну самоходку СУ-85. Бригада, развернувшись из походного в боевой порядок при поддержке самоходок, уничтожила артиллерию противника и на предельной скорости ворвалась в город с юго-востока. Т-34 раздавили на улицах города большое количество немецких обозов, грузовиков и тягачей. Бойцы моторизованного батальона автоматчиков завязали бой с пехотой, засевшей в домах. В это время к городу подтянулись остальные части 1-го танкового корпуса, которые заняли оборону на окраинах Гросс Скайсгиррена и начали отражать контратаки противника, пытавшегося отбить город. Одновременно танкисты расчищали улицы от только что разгромленной и раздавленной техники и обозов противника, с целью беспрепятственного прохода подошедших танков. Утром 20 января 1945 года город был полностью очищен от немецких войск. К вечеру 20 января были отбиты все контратаки противника.

Гусев (Гумбиннен)

Город являлся важным узлом коммуникаций и сильно укрепленным опорным пунктом противника на кенигсбергском направлении. Части 2-го гв. танкового корпуса прорвались на окраины города ещё 22 октября 1944 г., но в ходе тяжёлых боёв при больших потерях в бронетехнике были отброшены немецкими частями. В январе 1945 г. немецкое командование сосредоточило в городе до двух полков 50-й пехотной дивизии, части 2-й моторизованной дивизии «Герман Геринг», сведенные в один полк, остатки саперных и строительных батальонов, сведенные в два батальона, а также остатки 279-й и 299-й бригад штурмовых орудий (самоходки StuG III). Таким образом, войска противника, оборонявшие Гумбиннен, в общей сложности составляли по численности одну дивизию, усиленную артиллерийскими средствами, танками и самоходками.

Части 28-й армии генерал-лейтенанта А.А. Лучинского подошли к окраинам города 19 января. Непосредственно в штурме Гумбиннена приняли участие 130-я стрелковая дивизия генерал-майора К.В. Сычёва совместно с танками ИС-2 из 82-го гв. отдельного тяжёлого танкового полка гв.подполковника В.И. Кириллова (погибнет 22.03.1945 г.). С юга Гумбиннен окружала 55-я гв. стрелковая дивизия генерал-майора А.П. Турчинского, которая 168 гв. стрелковым полком гв.полковника И.И. Белкина форсировала р. Роминте (Красная) и овладела юго-восточной окраиной города.

Бои в городе и на подступах к нему носили исключительно тяжёлый характер и длились два дня. Гарнизон города оказывал упорное сопротивление. Непосредственно в городе вела бои пехота 371-го и 528-го стрелковых полков, штурмовая авиация нанесла по городу несколько ударов, а тяжёлые танки, действовавшие вместе с пехотой, оказались в трудных условиях. Оторвавшись от пехоты, они дважды прорывались из центра города на его западную окраину, но каждый раз под огнем немецких самоходок возвращались к стрелковым подразделениям, продвижение которых задерживалось огнем неприятеля из подвалов и с чердаков. Подбитые и сгоревшие советские танки перегородили улицы.

Танк ИС-2 командира танкового взвода гв. ст. лейтенанта Ф.С. Староверова, вырвавшись вперёд на восточной окраине города, уничтожил самоходку, четыре пушки и миномётную батарею. Ответным огнём ИС-2 был подбит и обездвижен. Немецкая пехота окружила машину, пытаясь захватить танкистов. Когда танк был подожжён, экипаж покинул машину и, отстреливаясь, погиб у танка.

Ведя бои буквально за каждый дом, улицу, квартал, части 130-й дивизии действовали отдельными штурмовыми подразделениями, усиленными артиллерией и саперами. Серьёзные бои в городе развернулись при форсировании реки Писсы. 21 января в 82-м гв. тяжёлом танковом полку осталось всего лишь три танка, что заставило командование вывести его из боя для пополнения. 21 января 1945 года город Гумбиннен был полностью очищен от противника. В результате бомбардировок и штурма центр города был сильно разрушен.

Черняховск (Инстербург), Знаменск (Велау)

Черняховск (Инстербург). Войска центральной группировки 3-го Белорусского фронта после взятия Гумбиннена успешно вели наступление. На этом направлении командующий фронтом генерал армии И.Д. Черняховский решил ввести в бой для развития наступления и окончательного разгрома обороны немцев на кёнигсбергском направлении второй эшелон фронта – 11-ю гв. армию генерала Кузьмы Галицкого. 20 января армия была введена с рубежа реки Инстер. Соединения армии вместе с танкистами 1-го и 2-го гв. танковых корпусов начали наступление в юго-западном направлении. 11-я гв. армия своеобразным молотом нависла с севера над инстербургской группировкой противника, грозя отрезать ей все пути отступления на Кёнигсберг - 8-й и 16-й гв. стрелковые корпуса продолжали наступать на Велау (Знаменск), обходя с севера и запада инстербургскую группировку, 36-й гв. стрелковый корпус вел на левом фланге армии упорные бои на инстербургском направлении. Инстербург — один из крупнейших городов Восточной Пруссии, важный узел железных и шоссейных дорог. Ожидая штурма города, немецкое командование усилило группировку своих войск на подступах к нему. Против 36-го гв. корпуса генерала Кошевого были сосредоточены достаточно потрёпанные отступающие части 56-й пехотной и 549-й народно-гренадёрской дивизий, а также 5-й танковой дивизии. Кроме того, в гарнизон города входило до трёх дивизионов артиллерии и до пяти миномётных батарей. Гражданское население, включая госслужащих, в основной своей массе покинуло город ещё 19 января.

Наступление на город началось в 22:00 ч. 21 января 1945 г. после 20-минутной артподготовки. 18-я гв. дивизия генерала Г. Карижского наносила главный удар двумя (51-м и 53-м) полками, усиленными танками ИС-2 из 75-го гв. отдельного тяжёлого танкового полка гв. подполковника И.В. Жога, вдоль шоссе Тильзит-Инстербург, стремясь овладеть переправами через реку Инстер в районе Георгенбурга и ворваться в город с севера. Немецкие войска оказывали упорное огневое сопротивление. Атаки дивизии были отбиты, т.к. артиллерия не подавила огневые точки, расположенные в каменных зданиях.

Командир 18-й дивизии генерал-майор Г. Карижский, когда дивизия преодолев сопротивление немцев в предполье города и заняв Георгенбург стремилась сломить сопротивление противника на окраине города, ввел в бой приданный ему 75-й гв тяжёлый танковый полк. В 02:00 ч. 22 января танки ИС-2 с десантом автоматчиков совместно со 2-м батальоном майора Николая Абатурова из 53-го гв. полка подполковника Н. Приладышева ворвались на северную окраину города и, выйдя к р. Ангерапп, захватили мост, который был предназначен немцами для подрыва. Тем самым они обеспечили наступление главных сил дивизии. Передовой отряд 16-й гв. дивизии прорвался к переправам через р. Ангерапп на северо-восточной окраине Инстербурга и также с ходу форсировал реку, заняв небольшой плацдарм на ее южном берегу.

Немцы были вынуждены отойти в город, где организовали упорное сопротивление. Немецкая пехота заняла все приспособленные к обороне здания на северной окраине города и пыталась сильным артиллерийско-минометным и пулеметным огнем задержать продвижение советских войск, не допустить переправы их через Ангерапп. Упорные бои на окраинах города продолжались до четырех часов утра. При подходе к центру города полки обеих дивизий снова встретили упорное сопротивление противника. Бой принял очаговый характер, исход которого зависел от самостоятельных и инициативных действий небольших подразделений и штурмовых групп.

Отсутствие в центре города промежутков между отдельными домами, садов и огородов осложнило действия наступавших подразделений и заставило их несколько изменить формы и методы ведения боя. Наряду с атаками зданий со стороны улиц приходилось штурмовать их через окна, двери и проломы в стенах, забрасывая предварительно ручными гранатами. Части 18-й и 16-й гвардейских стрелковых дивизий успешно очищали от противника один квартал за другим. К 05:00 ч. 22 января центральная часть города полностью находилась в наших руках.

В это же время в восточную часть города ворвались части 215-й и 63-й дивизий 72-го стрелкового корпуса 5-й армии, а также самоходки СУ-76 из 954-го лёгкого самоходного полка гв. подполковника К.П. Голованова. Во взаимодействии с ними наши бойцы к утру 22 января завершили успешный бой за Инстербург. Выбитые из города немецкие части однако сумели привести себя в порядок и организовать оборону. От артогня противника в городе возникли пожары. Кроме того, в течение дня немцы организовали мощный контрудар, поддержанный танками 5-й танковой дивизии, который заставил отступить наши части обратно в город, а немцам подойти к его окраинам.

Знаменск (Велау). После падения Гумбиннена и Инстербурга оборона противника перед фронтом 11-й гвардейской армии была значительно расстроена. Несмотря на то, что к утру 22 января немецкое командование сумело перебросить в направлении Велау части 5-й танковой дивизии и ряд отдельных частей, а с севера некоторые части 548-й народно-гренадёрской дивизии, ему не удалось создать сплошного фронта на дальних подступах к Велау. 22 января к Велау из района Инстербурга стали подходить передовые части отступавших 56-й и 549-й народно-гренадёрской дивизий, которые совместно с отошедшими подразделениями 13-го моторизованного полка 5-й танковой дивизии и 561-й дивизии начали спешно организовывать оборону города. В районе переправ через Прегель была выставлена на прямую наводку полевая артиллерия. Мост через реку перед самым подходом наших частей был взорван. Однако части 26-й гв. дивизии генерал-майора Г. Чернова продвигались быстро вдоль участка шоссе Инстербург - Велау, и немцам не удалось полностью организовать систему огня и наладить управление занявшими оборону частями. К тому же большая часть подразделений 56-й и 549-й дивизий находилась еще на марше и не могла принять участия в бою за город.

Этим воспользовался командир 79-го гв. полка гв. подполковник С. Шелковый. Он не стал ожидать подхода поддерживающей артиллерии и в 17:00 ч. при поддержке огня своих полковых пушек под ожесточенным огнем начал форсировать Прегель по тонкому льду и по обломкам разрушенного моста. В 18:15 ч. передовые подразделения полка атаковали немецкую пехоту на северной окраине Велау и захватили прилегающие кварталы города, а также всю артиллерию противника, выставленную на прямую наводку.

Немецкие части, отброшенные с северной окраины Велау, отошли в центр города, где совместно с подразделениями 56-й и 549-й пехотных дивизий, отступившими с востока, начали оказывать упорное сопротивление, опираясь на приспособленные к обороне здания. Сложившееся здесь в пользу противника соотношение сил позволяло группам немецких пехотинцев контратаковать подразделения полка вдоль улиц. Немцы стремились выбить 1-й батальон 79-го полка на северный берег р. Прегель. Периодически немцам удавалось оттеснять наши части. Помощь в отражении немецких контратак стали оказывать самоходки СУ-76 из 25-го гв. отдельного самоходно-артиллерийского дивизиона гв. капитана А.Г. Щёкина. На помощь 1-му батальону был направлен 3-й стрелковый батальон. Оценив обстановку, создавшуюся на северо-западной окраине города, командир 26-й дивизии направил 75-й полк, вышедший к этому времени на северный берег р. Прегель. Наступление было возобновлено силами двух стрелковых полков. Распространяясь с упорными боями по улицам города, части дивизии к 20:00 ч. полностью овладели его центром. Немцы еще удерживали западную и южную окраины и железнодорожный вокзал. Генерал Чернов ввел в бой свой второй эшелон - 77-й стрелковый полк и к 23:00 ч. 22 января полностью овладел городом Велау.

Озёрск (Даркемен)

На левом фланге 3-го Белорусского фронта, который находился в стороне от главного направления удара фронта в Пруссии, события развивались в контексте успехов на инстербургско-кёнигсбергском направлении. Перед 2-й гв. армией генерал-лейтенанта Порфирия Чанчибадзе стояла задача ликвидации возможности для немецкого командования нанести удар в южное подбрюшье 3-го Белорусского фронта из района мазурского поозёрья частями 41-го танкового корпуса, а также сковывание и разгром немецких войск в южной части т.н. Ильменхорстского укрепрайона. Одним из ключевых пунктов обороны являлся город Даркемен (с 1938 г. - Ангерапп). Войска 2-й гв. армии вышли к даркеменскому узлу обороны вечером 20 января 1945 года в составе двух стрелковых корпусов - 11-го гвардейского генерал-майора Б. Арушаняна и 60-го корпуса генерал-майора А. Люхтикова, прорвав сильную оборону противника в районе западнее пос. Вальтеркемен (сейчас - Ольховатка). Полки 32-й гв. стрелковой дивизии генерал-майора Н. Закуренкова, преследуя отступающие части 2-й парашютно-танковой дивизии «Герман Геринг», подошли непосредственно к самому Даркемену.

Город являлся точкой сбора разбитых в районе Вальтеркемена частей и был запружен большим количеством беженцев, солдат фольксштурма, бойцов 4-го моторизованного полка майора В. Штауха из 2-й дивизии «Герман Геринг», отдельных солдат 21-й пехотной дивизии генерал-майора Г. Гётца. На юго-восточной окраине города - Шиммельхоф (район совр. улиц Багратиона, Партизанской, Строительной) 22 января бойцы 4-го мотополка «Герман Геринг» и небольшой группы солдат из бывшего 16-го парашютно-десантного полка подполковника Г. Ширмера заняли оборону на высоком восточном берегу реки Ангерапп перед мостом через реку, который был предназначен для взрыва (по немецким данным было заложено 2 т взрывчатки).

Рано утром 23 января к Даркемену вышли два стрелковых полка 32-й дивизии: 80-й гв. полк подполковника К. Яковлева и 82-й гв. полк подполковника Г. Носаченко. По немецким позициям был открыт артиллерийский огонь корпусной артиллерии. В этот момент был подорван мост через Ангерапп. Взрыв был такой мощности, что его остатки разлетелись вплоть до рыночной площади. Также на северо-западной окраине города был взорван железнодорожный мост через Ментуррештрассе (сейчас – ул. Б. Советская). Советские бойцы, встретив на восточной окраине сопротивление, обошли город южнее и ударили в тыл противнику, который во избежание окружения оставил город, бросив большое количество обозов и вооружений. Таким образом, утром 23 января 1945 года город Даркемен был полностью взят советскими бойцами 80-го и 82-го гв. полков, которые немедленно организовали преследование противника.

Полесск (Лабиау)

Вечером 22 января 1945 года передовые отряды 54-го стрелкового корпуса 43-й армии вышли к реке Дайме и городу Лабиау - укрепленной полосе на дальних подступах к Кенигсбергу. Мирные жители в массе своей эвакуировались за сутки до подхода наших войск. Первыми к реке в районе её течения у города Лабиау подошли 801-й полк подполковника A. M. Хохлова из 235-й стрелковой дивизии генерал-майора И. Л. Луцкевича и подразделения 995-го стрелкового полка подполковника М. Волкова из 263-й стрелковой дивизии полковника Черепанова. Вскоре к восточным окраинам города подошла 319-я дивизия гв. полковника Д. Дулова из 103-го стрелкового корпуса генерал-лейтенанта И.И. Миссана. Противник с западного берега реки и с предмостного укрепления на восточном берегу вел плотный, хорошо организованный огонь. Лабиау обороняли части фольксштурма, остатки разбитой и отступающей 286-й охранной дивизии, преобразованной в пехотную, под командованием генерал-майора Эммо фон Родена, а также три батальона 95-й пехотной дивизии, которую противник начал выводить по Куршской косе из Мемеля (Клайпеда). В самом городе и на его окраинах были сосредоточены самоходки StuG III из 278-й бригады штурмовых орудий майора К. Шюсслера.

Помощь при форсировании наступающим частям, кроме сапёров и корпусной артиллерии, оказывал 271-й отдельный моторизованный батальон особого назначения майора А. Кобылянского, на вооружении которого находились американские плавающие автомобили-амфибии Ford GPA, предназначавшиеся для решения специальных, особых задач – форсирования водных преград, захвата мостов и плацдармов на вражеском берегу.

С утра 23 января начался штурм города. 1336-й полк подполковника А. Шапоренка первым начал активные действия, неожиданно захватив переправу в районе Орлиного моста и, прорвавшись на центральный городской остров, завязав бой в жилой застройке. Несколько левее Дейму перешёл 1341-й полк полковника П. Рязанова, который завязал бой за лабиаускую пивоварню, которая представляла собой сильный опорный пункт, оборонявшийся группировкой в 250 бойцов. 1344-й полк полковника В. Комракова наступал на правом фланге, в северо-восточной части города, где одним из опорных пунктов был лесопильный завод, гарнизон которого насчитывал порядка 200 чел. Днём 23 января полк завершил штурм этого района. Одновременно 993-й стрелковый полк 263-й дивизии, наступавший с юга вдоль железной дороги, прорвался к железнодорожному вокзалу и занял его. Вскоре полк вышел к городской школе и перерезал дорогу на Кёнигсберг. В городе советская пехота встретила многочисленные каменные завалы, оплетенные колючей проволокой и прикрытые минными полями. Немцы стали непрерывно контратаковать при поддержке самоходок. Бои вспыхнули по всему городскому периметру. К вечеру наступление советских полков было остановлено в жилых кварталах на примерной линии с севера на юг: лесопильный завод – церковь – рыночная площадь – замок - пивоваренный завод – вокзал – городская школа, т.е. город был охвачен в полукольцо.

Утром 24 января немецкая пехота с самоходками после артподготовки нанесла контрудар с западной окраины города по советским позициям, оттеснила пехоту 1336-го полка от центра города и вновь заняла церковь и рыночную площадь, создав угрозу отсечения 1344-го полка от других частей. Командир полка подполковник Шапоренок лично прибыл на передовую для восстановления положения. Удар пришёлся и по 1341-му полку, который держал оборону в кварталах, прилегающих к пивзаводу. При отражении атаки погиб командир 1-го батальона капитан Н. Антипов.

Вся советская артиллерия 319-й и 263-й дивизий была выдвинута в боевые порядки пехоты, на прямую наводку для борьбы с самоходками. Самоотверженная оборона артиллеристов, которые сожгли в городе несколько самоходок, позволила к полудню 24 января остановить противника и вновь занять кирху и другие центральные здания Лабиау. К вечеру 24 января город был очищен от противника.

Гвардейск (Тапиау)

Тапиау, расположенный на западном высоком берегу реки Дайма, и омываемый с юга рекой Прегель, представлял собой последний хорошо укреплённый и подготовленный к длительной обороне рубеж на дальних подступах к Кенигсбергу. В связи с этим, немецкое командование сосредоточило к 22 января на этом долговременном рубеже по оба берега реки Прегель, кроме частей фольксштурма и резервистов, значительные силы из отступающих немецких частей, включая бронетехнику 5-й танковой дивизии. Начальником гарнизона и военным комендантом Тапиау был майор Швайгхёфер. Костяк обороняющихся составляла т.н. боевая группа полковника Эрнста Кнебеля, начальника учебной школы 3-й танковой армии и бывший комендант Шилленских укреплений.

В середине дня 22 января головные танки 89-й танковой бригады полковника Соммера 1-го танкового корпуса и передовые части 94-го корпуса 39-й армии генерал-лейтенанта И. И. Людникова с боями подошли к реке Дайме, но форсировать её сходу не смогли, т.к. немцы уничтожили все переправы. С юго-востока к Тапиау подошли части 8-го гв. корпуса 11-й гв. армии. Тапиау оказался на линии разграничения между двумя армиями. Именно южная часть города и явилась основным театром боевых действий при овладении Тапиау. Бои на этом участке начались утром 23 января с форсирования р. Прегель частями 5-й гв. стрелковой дивизии гв. генерал-майора Г. Петерса.

Основная тяжесть боёв легла на 17-й гв. стрелковый полк подполковника Банкузова и 21-й гв. полк гв. подполковника А. Лохматова. 17-й полк ворвался на юго-восточную окраину Тапиау, заняв район тюрьмы и городскую лесопилку, а 21-й полк захватил южный пригород Кляйнхоф и ж/д вокзал Тапиау (сейчас – район улиц Вокзальная и Станционная). Полк захватил на станции несколько эшелонов с имуществом и большой склад продовольствия. После этого полк вырвался на оперативный простор - 3-й батальон гв. майора Ф. Дементьева продвинулся юго-западнее Тапиау до пос. Цопен (пос. Суворово), чем создал угрозу выхода в тыл всей тапиауской группировки. Дивизионная артиллерия не смогла переправиться, что не позволило овладеть всей южной частью города. Севернее города сильный противотанковый огонь немцев с западного берега Даймы не позволил форсировать реку 1-му танковому корпусу и в этот раз. Попытки саперов восстановить разрушенные переправы через реку не увенчались успехом. Части несли большие потери.

Утром 24 января немцы подтянули к юго-западной окраине Тапиау самоходки и танки из 31-го танкового полка 5-й танковой дивизии и после артподготовки боевая группа Кнебеля с 10 танками и самоходками перешла в контрнаступление на позиции 21-го гв. полка, который сразу же попал в тяжёлое положение. Оборона полка была прорвана. Немцам удалось окружить 3-й батальон гв. майора Ф. Дементьева и оттеснить от него другие, выйти на наблюдательный пункт командира полка, выбить наших бойцов из ж/д станции Тапиау и южного пригорода Кляйнхоф. В кровопролитных боях юго-западнее Тапиау был убит командир полка гв. подполковник А. Лохматов, погиб командир окружённого батальона гв. майор Ф. Дементьев.

Ситуацию спас переправляющийся через реку 24-й гв. артполк. Переправившаяся первой 4-я батарея противотанковых орудий гв. капитана В. Зайцева немедленно выдвинула в боевые порядки пехоты на открытую боевую позицию 76-мм орудия. Огнём артиллерии было сожжено два танка, немецкая пехота была рассеяна и отступила. Контратака захлебнулась. Командование 5-й гв. сд экстренно выдвинуло на участок прорыва дополнительные силы часть 17-го и 12-го полков. Окружённый батальон был деблокирован. Немецкая ударная группа отступила, полковник Кнебель получил смертельное ранение.

Утром 25 января 94-й стрелковый корпус 39-й армии и 1-й танковый корпус начали форсирование Даймы. Вместе с мотострелками на северных окраинах Тапиау завязал бой 671-й стрелковый полк подполковника С. Дорохова из 221-й стрелковой дивизии генерал-майора В. Кушнаренко. Гарнизон Тапиау, видя, что сопротивление бесполезно и грозит полное окружение, начал поспешный отход из города на запад, что позволило избежать уличных боёв и сохранить жилой фонд.

К исходу дня 25 января 1945 г. 671-й стрелковый полк 221-й дивизии 39-й армии с бойцами 44-ой мотострелковой бригады 1-го ТК вошли в оставленный противником Тапиау. Именно за этими частями сохранилась слава овладения городом, хотя самые тяжёлые потери в боях за Тапиау понесли полки 5-й гв. стрелковой дивизии.

Дружба (Алленбург)

Город находился в полосе наступления 65-го стрелкового корпуса (генерал-майор Г.Н. Перекрестов) 5-й армии. Непосредственно на город наступала 97-я стрелковая дивизия полковника С.И. Цукарева. В ночь на 26 января 1945 года 233-й стрелковый полк занимает исходное положение для наступления на Алленбург с востока вдоль дороги Алленбург – Ильмсдорф (сейчас – Ново-Бобруйск) на центральную часть города. Поддержку с флангов оказывали части 136-го и 69-го стрелковых полков. Весь день 26 января 1-й батальон майора Ильина 233-го стрелкового полка трижды поднимался в атаку и пытался сломить сопротивление противника в районе кирпичного завода. Также захлебнулись все атаки 2-го батальона майора Придатько. Противник сосредоточил сильный артиллерийский и миномётный огонь по живой силе наступающих частей. Только поздно вечером отдельным бойцам 2-го батальона удалось переправиться через реку Алле и войти на восточную окраину Алленбурга.

Наиболее сильные бои развернулись в районе кирпичного завода (где вёл бой 1-й батальон майора Ильина), Алленбургской кирхи и в центральных жилых кварталах (бой 2-го батальона майора Придатько). Немецкая артиллерия вела огонь по городу, оказывая поддержку обороняющимся. В ходе боёв центральная часть города была сильно разрушена. Зачистка города от отдельных групп противника продолжалась ещё и 27 января.

Крылово (Норденбург). В ночь на 26 января 1945 года части 11-гв. стрелкового корпуса 2-й гв. армии, преследуя отступающего из даркеменского оборонительного узла противника, вышли к Норденбургу. 3-я гв. стрелковая дивизия полковника Г.Ф. Полищука обошла с севера Норденбург, создав угрозу окружения его гарнизону. Ночью 26 января 15-й и 6-й гв. стрелковые полки ворвались в город и после скоротечного боя полностью заняли Норденбург. Город практически не пострадал. Комендантом города был назначен командир подошедшей из резерва 32-й гв. стрелковой дивизии генерал-майор Н.К. Закуренков.

Железнодорожный (Гердауен)

25-26 января 1945 г. части 128-го стрелкового корпуса генерал-майора Батицкого 28-ой армии генерал-лейтенанта А.А. Лучинского вели ожесточённые бои по прорыву линии обороны немцев в районе ж/д станции Георгенфельде – пос. Георгенхайн. 26 января линия обороны была прорвана.

Солдаты 3-го моторизованного полка полковника Г. Хайгля из 2-й дивизии «Герман Геринг», спешно подошедшего из Фридланда, вошли в Гердауэн, в котором не успели организовать серьёзную оборону. Две-три роты заняли оборону по северо-восточной окраине города – в районе ж/д вокзала, замка и пивоварни. Военнослужащие вермахта в основном занимались эвакуацией гражданских, которые не успели покинуть зону боевых действий. Оборону города возглавил подполковник Винклер.

С вечера 26 января позиции немецких солдат на окраине города начали обстреливаться советской артиллерией и подошедшими частями 130-й стрелковой дивизии генерал-майора К.В. Сычёва. Утром 27 января 221-й стрелковый полк гв. подполковника И. Степченко из 61-й стрелковой дивизии полковника А.Г. Шацкова неожиданно атаковал немецкие позиции обходным маневром в районе вокзала и южнее. Понимая, что советское наступление не остановить, командование парашютно-танкового корпуса «Герман Геринг» дало команду на планомерный отвод своих войск из Гердауэна.

Непосредственно в город вошли бойцы 371-го стрелкового полка подполковника К.А. Иткулова и 528-го стрелкового полка гв. полковника А. Захарьева (за неделю до этого эти полки штурмовали Гумбиннен). В центре города боя практически не было. Советские бойцы вошли 27 января в практически опустевший от немецких войск город, что позволило сохранить в нём весь жилой фонд.

Гурьевск (Нойхаузен)

К концу января 1945 г., после прорыва оборонительной линии на реке Дайма, ситуация для немецких войск в северо-западной части Восточной Пруссии сложилась критической.

К утру 27 января войска 113-го стрелкового корпуса 39-й армии подошли к северо-восточным окраинам Кёнигсберга. Нойхаузен прикрывал Кёнигсберг с северо-востока, а потому сюда, с целью ликвидации возможности прорыва Красной Армии, немецкое командование стянуло наиболее боеспособные части. В районе Нойхаузена закрепились разведывательный батальон 58-й дивизии, вышедшей из Мемеля, 976-й гренадерский полк полковника Вернера из 367-й дивизии, а также части местного ополчения-фольксштурма. Кроме того, немцы сосредоточили в районе восточнее Нойхаузена у Правтена порядка 15 тяжёлых танков «Тигр» 2-й роты лейтенанта Адольфа Ринке из 502-го тяжёлого танкового батальона.

Командование 39-й армии поставило задачу 113-му корпусу овладеть Нойхаузеном и ворваться в Кёнигсберг, но утром 27 января полки 192-й стрелковой дивизии (полковник Л. Г. Басанец), находящиеся в движении в сторону Нойхаузена были контратакованы немецкой пехотой при поддержке трёх «Тигров». Танкам быстро удалось прорваться на станцию Правтен и начать вести огонь по тылам 753-го и 490-го стрелковых полков.

Смяв обозы и тылы стрелковых полков, немецкая пехота добила раненых красноармейцев и офицеров. Сложилась критическая ситуация. Командование дивизии дополнительно ввело в бой самоходки СУ-76 из 927-го самоходно-артиллерийского полка подполковника Ф. Легезы. Огнём из «Тигров» и артиллерийскими орудиями немцам удалось сжечь три самоходки СУ-76. В отражении немецкой контратаки приняли участие орудия 2-го дивизиона 298-го артполка майора Ф. Шангареева. Вечером 27 января немецкая контратака была остановлена.

Весь следующий день части дивизии закреплялись на достигнутых рубежах – немецкая оборона не позволяла продвинуться дальше. В ночь на 29 января 427-й и 490-й стрелковые полки перешли ручей Мюлен-флисс (р. Гурьевка) и совместно с самоходками СУ-76 завязали бои за Нойхаузен-Тиргартен.

Одной из самоходок командовал мл. лейтенант Н. Выжуль. Когда его машина была сожжена, то вместе с экипажем он пересел в отбитый ранее у немцев танк «Тигр». Вместе с группой пехоты 1-го батальона трофейный танк первым форсировал Мюлен-флисс и выбил противника из близлежащих домов. Одновременно 2-й батальон ворвался в западную часть города, т.н. нойхаузенский парк (бывший зоосад). Утром 29 января 490-й полк подполковника А. Фастовского полностью очистил Нойхаузен от противника.

Но, к сожалению, окончанием боя потери для полка не прекратились. Передав занятый участок 124-й стрелковой дивизии бойцы 490-го полка выступили маршем на северо-запад, где неожиданно попали под удар советской штурмовой авиации. В результате авиаудара, командование полка было выведено из строя – командир полка А. Фастовский, начштаба полка майор Ракитский и замкомандира полка по политчасти майор Демьяненко были тяжело ранены. Майор Ракитский вскоре скончался от ран в медсанбате.

Правдинск (Фридланд)

Фридланд, удачно расположенный на западном берегу естественной водной преграды - реки Алле (Лава), являлся одним из важных стратегических пунктов на северо-востоке Хайльсбергского укрепрайона, куда стекались отступающие со всего востока Пруссии разбитые и потрёпанные немецкие части. В городе расположился штаб 50-й пехотной дивизии. Военным комендантом являлся капитан Совант. Северные и восточные окрестности города обороняли части 2-й моторизованной дивизии «Герман Геринг», которая вскоре передала этот участок обороны 121-му (полковник Э. Тех) и 122-му (подполковник Э. Витткопф) пехотным полкам из 50-й дивизии.

27 января, отбивая сильные контратаки, 20-я дивизия генерал-майора А. Мышкина выбила противника с восточных пригородов Фридланда – Штадиенберг и с юга города подошла к фридландскому водохранилищу и реке Алле. К 17:00 ч. 67-й полк гв. майора И. Матвеева, поддержанный самоходками СУ-76 из 281-го отдельного самоходно-артиллерийского дивизиона майора К. Андреева, форсировал р. Алле, овладел ж/д мостом и дамбой, выбив немцев из здания фридландской гидроэлектростанции и прилегающих домов.

29 января начались бои по овладению непосредственно Фридландом, но 20-я дивизия вынуждена была отбивать сильнейшие контратаки немцев. Погода испортилась и бои шли в условиях снежной метели и мороза. Выдающаяся роль в боях принадлежит самоотверженным действиям связистов, которые в тяжёлых условиях мороза и метели восстанавливали сотни порывов связи на переправах через реку. К 18:00 ч. 20-я дивизия смогла форсировать реку в районе водохранилища 174-м полком.

30 января бои за Фридланд возобновились. 20-я дивизия совершала обходной манёвр, т.к. в самом городе бои могли сильно затянуться. По дамбе Фридландской ГЭС переправился полностью 67-й полк, поддержанный самоходками 281-го самоходного дивизиона; по железнодорожному мосту перешли 2-й и 3-й батальоны 265-го полка подполковника Л. Захаренко. 30 января в гидроэлектростанции расположился НП комдива. Бои завязались на окраинах города. Немцы сильно оборонялись и постоянно контратаковали, что замедляло продвижение. В боях в районе электростанции 67-й полк понёс высокие потери, особенно в офицерском составе (замкомандира батальона, три командира роты, восемь командиров взводов, всего 15 офицеров). 265-й полк потерял убитыми семь офицеров-командиров взводов. Дивизия полностью форсировав реку, вырвалась на оперативный простор и, обходя город с юга, развила наступление в западном и юго-западном направлениях. Гарнизон города и его окрестностей оказался под угрозой окружения. Немецкое командование 30 января было вынуждено принять решение о начале отвода войск из Фридланда. В ночь на 31 января 1945 года город полностью заняли части 67-го и 265-го стрелковых полков.

Домново (Домнау)

Домнау был взят поздно вечером 1 февраля 1945 г. 152-м гв. стрелковым полком гв. подполковника И.Н. Запорожского (будущий Герой Советского Союза) и 150-м гв. стрелковым полком гв. полковника М.П. Артюхина из 50 гв. стрелковой дивизии 3 гв. стрелкового корпуса 28-й армии. Основные боевые действия развернулись на северных подступах к городу, где части 50 гв. сд несли ощутимые потери. В самом городе серьёзных боевых действий не велось, но в ходе артподготовки он был обстрелян советской артиллерией.

Зеленоградск (Кранц)

Бои по овладению Кранцем частями 43-й армии начались в конце января 1945 года. 103-й стрелковый корпус гв. генерал-лейтенанта И. Миссана, подойдя к основанию Куршской косы с востока и юга от Кранца, был остановлен противником. Удержание окрестностей города позволяло немецкому командованию обеспечить отход по Куршской косе частям 28-го армейского корпуса, который отступал из Мемеля (Клайпеда) и насчитывал около 20 тыс. человек. На променаде в отеле «Zum Elch» расположился штаб немецкого корпуса.

Сосредоточение такого крупного вражеского соединения северо-западнее Кёнигсберга могло существенно повлиять на всю оперативную обстановку в полосе наступления 43-й и 39-й армий, которые в эти дни блокировали Кёнигсберг. Преследование отступающих частей на косе осуществляла 344-я стрелковая дивизия 4-й Ударной армии. Бои на подступах к курортному городу характеризовались ожесточённостью с постепенным, по мере выхода войск противника с косы, возрастанием. Существенную огневую поддержку выходу немецких войск из Мемеля оказывали военно-морские силы III Рейха, действовавшие в южной части Балтийского моря – 2-я боевая группа кораблей под командованием вице-адмирала А. Тиле. Тяжёлый крейсер «Принц Ойген», а затем «Адмирал Шеер», в сопровождении эсминцев и миноносцев обстреливали советские сухопутные части, которые пытались вырваться к побережью Балтийского моря в районе Кранца. Вспомогательной точкой наводки для корабельных артиллеристов являлась кирха Кранца.

Борьба с переброской немецких войск из Мемеля по Куршской косе и далее в Кранц также легла и на части морской авиации Краснознамённого Балтийского флота, а именно на торпедоносцы ИЛ-4Т и топмачтовики Дуглас А-20 «Бостон» из 8-й минно-торпедной авиационной дивизии гв. полковника М.А. Курочкина. Самолёты ВВС КБФ, работавшие по Мемелю, Куршской косе, Кранцу и морским коммуникациям, проходившим у южных берегов Балтийского моря, базировались на аэродромах в Паневежисе и Паланге.

Кранц был блокирован с востока и юга, образовав своеобразный «котёл». В немецких документах он так и обозначался – «Кранцевский котёл». Кульминацией боёв стали 3 и 4 февраля. Сохранять вывод войск из Кранца организованным немецкому командованию было тяжело. Выход осуществлялся под огнем советской артиллерии. Немецкие части продолжала поддерживать группа кораблей во главе с тяжёлым крейсером «Адмирал Шеер». Корабли занимали боевую позицию на траверзе города. В боевых донесениях 103-го и 54-го стрелковых корпусов 43-й армии содержатся сведения об обстреле кораблями частей, преследующих немцев.

Рано утром 4 февраля 1945 года 115-я стрелковая дивизия полковника П.А. Блинова атаковала противника из района Даринен (Вербное) на Бледау (п. Сосновка) и вдоль автомобильной и железной дорог двинулась в Кранц. 638-й стрелковый полк подполковника Б.И. Королькова из р-на п. Родан (в настоящее время не существует) вдоль берега Куршского залива форсировал речку Беек (Тростянка) и занял восточную окраину города. Развернувшись, полк зачистил территорию в основании Куршской косы и продвинулся по ней на 4 км восточнее города (в р-н северо-восточнее современного КПП национального парка). Затем, вновь развернувшись в обратном направлении, зачистил город в юго-западном направлении, дойдя до п. Варгенау (п. Малиновка). В это время 292-й (подполковник Я.П. Маршавин) и 576-й стрелковые полки вышли на западную окраину Кранца в районе современных улиц Железнодорожной, Крылова и Победы. 1152-й стрелковый полк 334-й дивизии, преследовавшей мемельский корпус, взял последний населённый пункт на косе – Заркау (пос. Лесное). Днём полк вышел на южную окраину косы и вошёл в Кранц с севера, соединившись с частями 115-й стрелковой дивизии. Таким образом, 4 февраля 1945 г. Кранц был полностью очищен от противника.

Как отмечается в документах 115-й сд, «разбитые части противника погрузились на корабли и ушли в западном направлении, оставив три корабля для расстрела боевых порядков частей, которые выпустили до 100 снарядов». В итоге, 28-й армейский корпус к концу боёв за Кранц большей частью сумел выйти из города и сосредоточиться в северо-западной части Земландского полуострова, где вплоть до конца апреля 1945 г. принимал участие во всех боях. Стоит отметить, что за две недели до взятия Кранца 115-я дивизия участвовала во взятии городов Рагнита и Тильзита.

Славское (Кройцбург)

Взятие Кройцбурга ярко продемонстрировало изменившийся характер боёв против окружённой Хайльсбергской группировки противника. Советским частям пришлось буквально прогрызать немецкую оборону, которая уплотнилась отступающими войсками 4-й немецкой армии за счёт сокращения линии фронта. Советские части подошли с северо-востока к городу ещё 31 января, но используя господствующее положение Кройцбурга над окружающей местностью и туман, сковывающий действия нашей авиации, советские части были остановлены противником на целую неделю. К 5 февраля город, являвшийся одним из узлов обороны левого фланга Хайльсбергской группировки, оборонял разведбат 2-й моторизованной дивизии «Герман Геринг» (командир батальона – капитан Э. Шпрингорум), южнее - 1093-й пехотный полк подполковника Э. Ренчлера из 547-й народно-гренадёрской дивизии, при поддержке самоходок, шестиствольных реактивных миномётов и зенитных орудий, выставленных на прямую наводку. Части 45-го стрелкового корпуса генерал-майора Н. И. Иванова с трудом прогрызали немецкую оборону.

159-я стрелковая дивизия генерал-майора Н.В. Калинина совместно с двумя батареями самоходок СУ-76 958-го самоходного артполка подполковника Трубицина начала наступление на города 5 февраля. В течение двух дней, преодолевая исключительно упорное сопротивление немецких войск, красноармейцы смогли подойти к восточным окраинам города. 7 февраля начался штурм, и вечером город был полностью занят силами всех трёх полков. Овладеть маслозаводом, расположенным на южной окраине Кройцбурга, сумел 558-й стрелковый полк, а 631-й и 491-й полки прорвались в центр и на северную окраину города.

Ночью подошедшими частями фузилёрного батальона дивизии «Герман Геринг» немцы контратаковали при поддержке самоходок и отбили часть города – маслозавод, кладбище и церковь – оттеснили советскую пехоту на восточные окраины города. В бою с немецкой бронетехникой погиб замкомандира 136-го истребительно-противотанкового дивизиона капитан Р.Д. Геворкян. Утром 8 февраля 1945 года бойцы 159-й дивизии при поддержке самоходок вновь предприняли штурм города и овладели восточной частью Кройцбурга. К середине дня город был полностью занят советскими частями. В результате штурма городским зданиям и замку Орденской эпохи был причинен серьезный ущерб.

Багратионовск (Прейсиш-Эйлау)

Прейсиш-Эйлау представлял собой крупный оборонительный пункт, который прикрывал окружённую хайльсбергскую группировку противника с северо-восточного направления. Город был связан с полевыми укреплениями траншеями и другими военно-инженерными сооружениями. В окрестностях оборонялись части боевой группы генерала Э. Блаурока (сведённые воедино части 56-й и 349-й пехотных дивизий).

В первой декаде февраля на этом направлении силами войск 28-й и 2-й гвардейской армий велись тяжёлые бои. Большую помощь наступлению оказывал 1-й танковый корпус генерала В. Буткова, который в начале февраля был переброшен с северо-западной окраины Кёнигсберга. Советские войска частями 3-го гв. стрелкового корпуса под командованием гвардии генерал-майора П.А. Александрова на дальних подступах обходили Прейсиш-Эйлау со всех сторон. С севера – 61 сд, с востока – 96 гв. стрелковая дивизия под командованием С.Н. Кузнецова, южнее – 55 гв. Иркутско-Пинская стрелковая дивизия генерал-майора А.П. Турчинского. Кроме того, с южного фланга города успешно наступали части 251-й стрелковой дивизии полковника Н.М. Собенко из 2-й гвардейской армии.

9 февраля они перерезали все дороги в южном и юго-западном направлении, что заставило немецкое командование, находящееся в городе начать отвод войск из Прейсиш-Эйлау. Советскими частями оставалась не перехваченной лишь одна крупная коммуникация из города – дорога в западном направлении через Штробеннен (Широкое) и Родиттен (Нагорное).

Противник вёл упорные арьергардные бои. 9 февраля немцы из района вокзала контратаковали при поддержке самоходок позиции 291-го гв. стрелкового полка, выбив его пехоту из траншей. Контратака была отражена, но она замедлила продвижение советских частей.

К вечеру 9 февраля части 96-й гв. сд вплотную подошли к восточным окраинам Прейсиш-Эйлау. Дивизии также был передан в оперативное подчинение 166-й гв. сп 55-й сд, которая поменяла полосу наступления, сместившись несколько южнее. 291-й сп (гв. подполковник Т.Ф. Комиссаров) и 293-й сп (гв. полковник Свиридов) завязал бой за ж/д станцию и прилегающие к нему кварталы. Овладев вокзалом, 293-й сп втянулся в ночной уличный бой в центральной части города. 295-й сп (гв. полконика Волошина) вёл бой в кварталах у маслозавода (район стыка ул. Иркутско-Пинской дивизии и ул. Ишимской) и к утру вышел в район современных улиц Пограничной и Победы.

166-й гв. стрелковый полк Героя Советского Союза гв. подполковника Г.К. Главацкого 55-й дивизии вёл бои в юго-восточной части города – в районе памятника в честь сражения при Прейсиш-Эйлау, водонапорной башни и евангелической кирхи. К утру 10 февраля все немецкие части были выбиты из города советской пехотой 96-й гв. стрелковой дивизии, которая закрепилась в западных пригородах.

Корнево (Цинтен)

Бои за этот город отличались исключительной жестокостью и упорством с обеих сторон, и длились почти две недели. В городе скопилось большое количество эвакуирующихся гражданских, находились лазареты для раненых и больных военнослужащих вермахта. Цинтен и его окрестности были превращены в мощный укреплённый район, который прикрывал подходы к транспортным коммуникациям на побережье залива Фришес-Хафф, через который осуществлялась эвакуация и снабжение блокированной немецкой группировки 4-й армии. В районе Цинтена оборонялись отдельные части 24-й танковой дивизии, 547-й народно-гренадёрской и 170-й пехотной дивизий, отряды фольксштурма.

10 февраля части 352-й стрелковой дивизии полковника В.И. Рутько прорвались на восточную и южную окраины города и завязали уличные бои, овладев ж/д станцией Цинтена. Дивизии была поставлена задача овладеть городом, но решить оперативно эту задачу она не смогла, хотя уже и вела уличные бои в очень плотной городской застройке. Весь день 11 февраля советская пехота 1158-го (майор М.М. Филинов) и 1160-го (подполковник А.Т. Бровчак) стрелковых полков пыталась прорваться в центр города. Для боя в городе была выделена одна рота огнемётчиков 33-го отдельного батальона ранцевых огнемётов капитана В.И. Максименкова.

Противник беспрерывно контратаковал, маневрируя самоходками 279-й бригады штурмовых орудий на улицах и перебрасывая подкрепления на восток города, а также ведя огонь из крупнокалиберных орудий и шестиствольных реактивных миномётов по восточной окраине Цинтена. В ночь на 12 февраля немцы контратаковали при поддержке бронетехники восточнее города с севера и юга (из городского леса Домерау) и перерезали дороги, по которым шло снабжение советских войск. Фактически передовые полки оказались в окружении без возможности получать снабжение. Противник перебросил к месту прорыва штурмовые части 2-й моторизованной дивизии «Герман Геринг» и самоходки. Позиции советских бойцов подвергались постоянным артиллерийским и миномётным обстрелам. Пехота 1158-го стрелкового полка в городе пробилась в центр к евангелической кирхе.

В это время сапёрам из 877-го отдельного сапёрного батальона гв. майора П.И. Ивина удалось проложить переправу через труднопроходимый обрывистый ручей в лесу восточнее города, через который можно было бы наладить снабжение окружённых частей. Тем не менее, и сами сапёры вместе с командиром попали в окружение в гостиничном комплексе «Лесной замок Дамерау». В ночь на 13 февраля обозы с боеприпасами, которые были направлены к окруженным частям, были разбиты немцами, а личный состав обозов погиб.

Противник сосредоточил в городе 10 самоходок, на перекрёстках улиц на прямой наводке были установлены артиллерийские орудия. В подвалах и на этажах домов были оборудованы стрелковые позиции. Советские бойцы также закрепились в занятых домах в юго-восточной части города и у церкви. В течение трёх дней шли позиционные бои. Окружённые части экономили патроны. Все радиостанции вышли из строя, т.к. разрядились батареи и связь с командованием была потеряна. Боеприпасы доставлялись в минимальном количестве вручную, т.к. противник держал под огнём переправу через речку Штрадик.

Большую роль в боях по отражению постоянных контрнаступательных действий противника южнее Цинтена сыграла оборона гостиницы «Лесной замок Дамерау» сапёрами под командованием гв. майора П.И. Ивина и его заместителя капитана А.К. Обухова. Гостиница являлась настоящей занозой в южном подбрюшье города, через который противник пытался нанести удары по советским войскам, не позволив им выйти на соединение с окружёнными частями. Пехота 4-го моторизованного полка «Герман Геринг» четверо суток пыталась взять здание, фактически разрушив его полностью из пушек. Вылазками и контрударами окружённый гарнизон добывал себе оружие, боеприпасы и пищу. На третьи сутки обороны ночью удалось эвакуировать 50 раненых бойцов. На четвёртые сутки здание замка было полностью окружено немецкой пехотой и подожжено выстрелами самоходок. 16 февраля, когда на территорию гостиницы уже ворвались немцы, 7 оставшихся в живых сапёров вырвались из окружения, выполняя приказ командования.

К окружённым частям пытались пробиться другие дивизии 36-го корпуса. 14 февраля на северо-восточную окраину города вышла 157-я стрелковая дивизия полковника В.А. Катюшина, заняв винзавод. 173-я стрелковая дивизия полковника А.Я. Ордановского пыталась пробиться к окружённым с юго-востока. 15/16 февраля связь с окружёнными была восстановлена. 16 февраля части 352-й дивизии были полностью деблокированы, а в город вошла 173-я дивизия. 17 февраля измотанная боями 352-я дивизия, а также остальные части 36-го корпуса были выведены из боя за город и сдали позиции частям 3-го гв. стрелкового корпуса 28-й армии. Немцы вновь заняли оставленные советские позиции на юго-востоке города – ж/д станцию, «замок Дамерау», городской лес – и продолжили сильные контратаки по подошедшим советским частям.

19 февраля начался новый штурм города силами 61-й стрелковой дивизии полковника А.Г. Шацкова. К этому времени немецкая оборона достигла высокой концентрации войск. Для боя в городе командование дивизии создало специальные штурмовые группы, которым были приданы ранцевые огнемётчики. Бои отличались исключительным упорством. Пехотные батальоны имели предельно медленные темпы наступления, преодолевая расставленные по всему городу мины-ловушки, буквально прогрызая оборону противника. Непосредственно в городе в жилой застройке бой вели два батальона 66-го стрелкового полка подполковника Н.А. Вечтомова и один батальон 307-го стрелкового полка подполковника В.М. Валькова. Немецкая артиллерия вела огонь прямой наводкой вдоль улиц по советским бойцам, с чердаков и окон верхних этажей велся ружейно-пулемётный огонь. Наступающие забрасывали подвалы гранатами, дома поджигались огнемётами, пять самоходок СУ-76 пробивали стены домов на узких улицах. К концу дня восточная половина города была взята, а передовые части подошли к церковной площади.

20 февраля бои продолжились с прежним ожесточением – в городе продвижение было очень медленное. Во второй половине дня 96-я гв. стрелковая дивизия генерал-майора С.Н. Кузнецова с севера подошла к городу и прорвалась на его северо-западную окраину. Фактически горящий город оказался в полукольце. Бои развернулись в кварталах, прилегающих к церкви и в районе кладбища, которое к вечеру было занято советскими бойцами.

Стрелковые подразделения каждое здание брали после продолжительного упорного боя, часто переходящего в рукопашную схватку. Штурмовые группы, преодолевая огонь противника, блокировали дома, гранатами и огнемётами вынуждая противника сдаться. Здания, в которых немцы оказывали наиболее сильное сопротивление, полностью разрушались артиллерией и уничтожались вместе с гарнизоном.

В ночь на 21 февраля немцы с самоходками вновь контратаковали советские позиции. Утром части 61-й стрелковой дивизии, которые несколько дней вели непрерывный бой, заметно выдохлись и основные действия развернулись в северной и северо-западной частях города – 96-я гв. сд смогла продвинуться на западную окраину и блокировать немецкие части в самом центре города и у церкви. В полдень начался штурм центра города, который завершился к вечеру - 295-й гв. стрелковый полк гв. полковника А.М. Волошина уничтожил и пленил оборонявшуюся группировку противника в центре.

К вечеру 21 февраля 61-я сд вышла на юго-западную окраину Цинтена. Исключительные по своей продолжительности, напряжённости и ожесточённости бои завершились. Город был почти полностью разрушен. Цинтен оказался единственным городом Восточной Пруссии, непосредственно бои в котором шли так долго – 11 дней.

Ладушкин (Людвигсорт), Бранденбург (Ушаково)

13 марта начался заключительный этап уничтожения 4-й немецкой армии, которую советские войска прижали к заливу Фришес-Хафф в районе Хайлигенбайля (Мамоново), п-ова Бальга, Людвигсорта и Бранденбурга (Ушаково). Задача по разгрому группировки немецких войск в северной части образовавшегося «котла» в районе Бранденбург – Людвигсорт легла на 36-й гв. стрелковый корпус генерал-лейтенанта П. К. Кошевого из 11-й гв. армии. С воздуха поддержку оказывала авиация 240-й истребительной авиационной дивизии генерала Г.В. Зимина.

Атаки советских войск отбивали солдаты гренадёрского и фузилёрного полков дивизии «Великая Германия», бронетехника танкового полка «Великая Германия» (более 30 танков и самоходок), а также части 2-й дивизии «Герман Геринг». Советским войскам пришлось взламывать хорошо укреплённую линию обороны противника, которую он готовил на этом направлении более месяца. Кроме того, дело осложнялось испортившейся погодой. Дожди и начавшаяся оттепель вызвали сильное таяние снега. Вода затопила низины.

Существенную помощь при взламывании обороны противника оказала тяжёлая гаубичная артиллерия Резерва Главного Командования - крупнокалиберные гаубицы выкатывались на передовую и вели огонь прямой наводкой по немецким позициям, что было нехарактерным при использовании таких орудий. Танковая дивизия «Великая Германия», опираясь на сеть земляных укреплений, регулярно контратаковала оставшимися «Тиграми», «Пантерами» и самоходками, что усложнило выполнение задачи нашим войскам. Части 36-го корпуса лишь к 17 марта окончательно взломали немецкую оборону.

Вечером 17 марта 16-я гв. стрелковая дивизия штурмом овладела Бранденбургом (Ушаково), предварительно разминировав мост, который предназначался для подрыва. Мотопехота «Великой Германии» и незначительные группы 2-й дивизии «Герман Геринг» использовали для обороны каждый дом, а также кирху и замок Бранденбург.

К утру 18 марта, зачистив от противника лес «Бранденбургская пустошь» 18-я гв. сд с севера, 1-я гв. сд и 83-я гв. сд с востока, комбинированными ударами при поддержке самоходок ворвались в Людвигсорт. В 11:00 ч. 18 марта 1945 г. город был полностью очищен от немцев. На вокзале было захвачено 56 паровозов и 300 вагонов с различными грузами. В плен попало более 1500 солдат. Кёнигсберг был полностью блокирован с юга. Ещё через двенадцать дней вся группировка немцев в районе Хайлигенбайля – Бальги была окончательно уничтожена.

В боях в лесу, во время преследования противника командир 53-го гв. сп гв. подполковник Н. Приладышев из 18-й гв. сд, не выслав вперёд разведку и не разведав пути продвижения, вырвался на машине вперёд, попал в засаду и был убит.

Мамоново (Хайлигенбайль)

Этот город являлся одним из последних укреплённых пунктов, за которым находился залив Фришес-Хафф и порт Розенберг, который являлся важным логистическим узлом – через него осуществлялась эвакуация окружённых отступающих немецких частей 4-й армии на косу Фрише-Нерунг и в порт Пиллау, а также немецких гражданских беженцев. На Хайлигенбайль из района пос. Дойч-Тирау очень узким фронтом наступали 44-й и 71-й стрелковые корпуса 31-й армии генерал-лейтенанта П. Шафранова. Остатки посёлка Дойч-Тирау сейчас находятся на нейтральной пограничной полосе за таможенным терминалом у МАПП «Мамоново II - Гжехотки». В бою за этот посёлок погиб 22-летний командир танковой роты 2-го танкового батальона 2-й отдельной гв. танковой бригады гв. лейтенант И. Ладушкин.

Советским войскам приходилось преодолевать многочисленные оборонительные рубежи с развитой системой траншей, ДОТов, ДЗОТов, проволочных заграждений и минных полей. Почти все дома с надворными постройками были превращены в долговременные огневые точки. Их подвалы и полуподвалы имели толстые каменные стены. Вентиляционные окна становились амбразурами для орудий и пулеметов. Каждый населенный пункт приходилось брать в тяжёлом, кровопролитном бою. Стрельба прямой наводкой стала преимущественным видом огня не только дивизионной, но и тяжёлой артиллерии. Чаще всего даже мелкими населёнными пунктами хуторского типа удавалось овладеть только после того, как пушки 152-мм калибра прямой наводкой разбивали подвалы каменных домов.

Днём 21 марта передовые части 31-й армии подошли к восточным окраинам Хайлигенбайля, куда организованно отступили части 292-й пехотной дивизии генерал-майора Райхерта. В городе творился хаос – через него отступали разбитые немецкие части из 6-го и 20-го армейских корпусов. 71-й стрелковый корпус генерал-майора С.А. Князькова, сталкиваясь с ожесточённым сопротивлением обречённых немецких частей, прикрывавших эвакуацию из города, 22 марта форсировал речку Яарфт. 44-й стрелковый корпус генерал-майора М.Н. Клешнина перешёл через эту речку только в ночь на 23 марта. Весь день 23 марта шли бои на окраинах города. В полдень части обоих корпусов начали атаку, но из-за сильного огня противника продвинулись незначительно. В 17:00 ч. атака была повторена. Ее вели 220-я и 62-я стрелковые дивизии при поддержке соседней 54-й стрелковой дивизии и 2-й гв. отдельной танковой бригады гв. полковника П.А. Белика.

В ночь на 24 марта разведывательные подразделения провели разведку боем и закрепились на восточной окраине города. Для продолжения уличных боёв в городе, с учётом предельно высокой насыщенности немецкой пехоты, узлов обороны, командованием 31-й армии было принято решение сформировать специальные штурмовые отряды (50-60 чел.), которые с помощью сапёров, танков, самоходок и артиллерии прогрызали бы оборону немцев. Бои возобновились днём 24 марта.

Штурм вели дивизии двух стрелковых корпусов. 71-й корпус: 54-я сд вела бой на восточной окраине города, 88-я сд вместе с 959-м сап завязала бой за газовый завод, 331-я сд и 345-й тсап совместно с частями 220-й сд овладела районом авиационно-сборочного завода и католической кирхой в восточной части города, затем вели бой за машиностроительный завод акционерного общества Р. Вермке северо-западнее церкви (к слову, в 1920– 1930-е гг. продукция этого завода – станки, сельхозтехника – шла в СССР).

44-й корпус: 220 сд к исходу дня заняла ж/д станцию; 62-я сд овладела евангелической церковью в южной части города и завязала бои в жилых кварталах северо-западнее церкви. Полностью выбить противника из города удалось только ко второй половине дня 25 марта 1945 г.

В результате трёхдневного упорного штурма Хайлигенбайль подвергся очень серьёзным разрушениям. В окрестностях города советские войска обнаружили лагерь, в котором находилось несколько тысяч военнопленных, в том числе англичан, французов и граждан других государств. Вечером 25 марта в Москве в честь взятия Хайлигенбайля, последнего крупного опорного пункта обороны немцев на побережье залива Фришес-Хафф юго-западнее Кёнигсберга, был дан салют 12-ю артиллерийскими залпами из 124 орудий.

Калининград (Кёнигсберг)

Кёнигсбергская группировка противника, сосредоточенная столице Восточной Пруссии – городе Кёнигсберге - была разгромлена в ходе четырёхдневного штурма 6-9 апреля 1945 г. силами трёх армий 3-го Белорусского фронта: с юга – 11-я гв. армия; с северо-запада – 43-я армия; с северо-востока и востока – 50-я армия. Поддержку в наступлении оказывала на западном направлении – 39-я армия.

Пионерский (Нойкурен)

В апреле 1945 года, после падения столицы Восточной Пруссии – Кёнигсберга, советские войска приступили к уничтожению группировки противника, оборонявшейся на Земландском полуострове. 2-я гвардейская армия имела задачу ударом на Нойкурен и Раушен (Светлогорск) прорвать оборону противника, уничтожить левофланговые части противника и выйти на побережье Балтийского моря. В направлении этих городов наносил удар 103-й стрелковый корпус генерал-лейтенанта И.И. Миссана, переданный из состава 43-й армии в состав 2-й гв. армии.

В полосе наступления 103-го стрелкового корпуса оборонялись подразделения 931-го и 1114-го пехотных полков 551-й пехотной дивизии, сводный батальон «Нойкурен». В резерве противник имел 2-й батальон 931-го пехотного полка и 1551-й саперный батальон, располагавшиеся в районе Нойкурена, 505-й саперный батальон и остатки моторизованной дивизии «Великая Германия» в Раушене.

Ночью 14 апреля после короткой артиллерийской подготовки части 154-й стрелковой дивизии гв. полковника Н.Л. Волкова перешли в наступление. Под прикрытием огня артиллерии и минометов батальоны полков первого эшелона быстро прорвали оборону противника. Немцы огнем и контратаками подразделений 1113-го и 1114-го пехотных полков пытался задержать продвижение частей дивизии. Неся потери, подразделения врага начали отходить на Нойкурен. Части дивизии стали продвигаться вперед.

Выйдя к Нойкурену, 510-й стрелковый полк гв. подполковника Е.Е. Кашицына подошёл к восточной окраине города, но, встретив сильное огневое сопротивление, остановился. 1-й стрелковый батальона, свершив обходной манёвр, ворвался в город и к полудню 14 апреля 1945 г. полностью очистил Нойкурен от противника.

Светлогорск (Раушен)

В первый раз части Красной Армии заняли с боем Гросс-Курен (Приморье), Варниккен (Лесное) и западную окраину Раушена 3 февраля 1945 г., во время рейда в тыл противника 2-го гвардейского отдельного мотоциклетного полка подполковника М. Купина и 271-го отдельного моторизованного батальона особого назначения майора А. Кобылянского. В ночь на 4 февраля они отступили их этих населённых пунктов, столкнувшись с превосходящими силами противника.

В ходе начавшегося наступления войск 3-го Белорусского фронта против Земландской группировки противника, части 115-й стрелковой дивизии полковника А.П. Блинова из 103-го стрелкового корпуса генерал-лейтенанта И. Миссана к 16:00 ч. 14 апреля подошли к Раушену, где встретили организованное сопротивление противника с западного берега реки Раушенер (река Светлогорка). Противник, опираясь на подготовленную оборону по левому берегу реки Раушенер, пытался задержать наступление наших частей и вывести остатки своих войск в район Фишхаузена (Приморска) для эвакуации в Германию морским путем через порт Пиллау (Балтийск). 292-й стрелковый полк подполковника Я.П. Маршавина (участвовал во взятии Тильзита и Кранца) к этому времени подтянул огневые средства к Раушену и начал готовиться к атаке противника, укрепившегося в Раушене. Артиллерия дивизии начала подавлять противника в этом населенном пункте, а саперы организовали разведку реки Раушенер, разминировали отдельные минные поля противника и подготовили переправы через реку. В 19:00 ч. 292-й стрелковый полк под прикрытием огня артиллерии и минометов преодолел реку Раушенер и после короткого боя ворвался в Раушен.

Бой в Раушене носил очаговый характер почти без применения артиллерии. Стрелковые роты быстро зачистили Раушен к 21:00 ч. 14 апреля 1945 г. и, преодолевая сопротивление разрозненных групп врага и артиллерийский огонь, 292-й стрелковый полк подошел к Георгенсвальде (Отрадное), где вновь встретил сильное огневое сопротивление пехоты противника. Произведя разведку, подразделения полка атаковали противника и после короткого огневого боя ворвались на восточную окраину Георгенсвальде. В боях за Раушен и Георгенсвальде особо отличился командир стрелкового батальона майор Спиридон Иванович Полищук, которому за мужество и героизм, проявленное при овладении этими населёнными пунктами было присвоено звание Героя Советского Союза. В г. Зеленоградске ему установлена мемориальная доска.

Наступавшая слева 325-я стрелковая дивизия к исходу дня создала реальную угрозу охвата частей 551-й пехотной дивизии противника, сопротивлявшихся в полосе наступления 115-й стрелковой дивизии. Учитывая это, противник с наступлением темноты начал спешно отходить на юго-запад, на Фишхаузен. Обнаружив отход немцев, командир 115-й стрелковой дивизии приказал 292-му полку немедленно начать преследование. Немцы спешно отступили из Гросс-Курена (Приморье) и Варниккена (Лесное), за которые фактически не было боя.

К 05:00 ч. 15 апреля 1945 г. 292-й полк, уничтожив в своей полосе остатки частей 551-й пехотной дивизии противника, вышел на западный берег Земландского полуострова, на рубеж Брюстерорт - Гросс Диршкайм (Донское), тем самым полностью очистив знаменитую курортную часть балтийского побережья Восточной Пруссии.

Янтарный (Пальмникен)

Первый раз советские войска появились в окрестностях Пальмникена в начале февраля 1945 г. буквально через сутки после кульминации известного «Марша смерти». Южнее посёлка в ночь со 2 на 3 февраля 1945 г. взвод пешей разведки 22-летнего гв. лейтенанта В. Быданова из 277-го гв. стрелкового полка 91-й гв. дивизии полковника В. Кожанова, разведав выход к Балтийскому морю, внезапно атаковал противника, уничтожив три автомобиля и 40 повозок с грузами. Его взвод первым из всей дивизии, вклинившейся глубоко в немецкую оборону на Земландском полуострове, вышел на берег моря. В 277-м полку находился офицер штаба 39-й армии, который 3 февраля доставил в штаб бутылку с соленой водой. На этикетке было написано: «Командующему армией. Мы у моря! Гвардейцы майора Виноградова». В течение ещё двух дней отдельные советские отряды появлялись в районах южнее и восточнее Пальмникена. Тем не менее, надолго закрепиться в этих местах не удалось – 91-я гв. дивизия была окружена вышедшим из Мемеля по Куршской косе через Кранц 28-м армейским корпусом генерала Голльника и была вынуждена, отражая в тяжёлых боях атаки противника, прорываться на соединение с основными частями 39-й армии.

К утру 15 апреля 325-я стрелковая дивизия генерал-майора Н. Сухорёброва из 103-го стрелкового корпуса генерал-лейтенанта И. Миссана силами 110-го стрелкового полка подполковника А. Булгакова вышла к западному побережью Балтийского моря на участке от Гросс Хубникена (сейчас - Синявино), до зданий янтарного комбината в районе шахты «Анна» (сейчас – район ресторана «Галера»). Главными силами (85-м и 114-м полками) дивизия вела бой на рубеже северо-восточной окраины современного Янтарного (тогда эта часть Янтарного называлась Кракстепеллен) – район старого немецкого карьера (сейчас Синявинский карьер) до пос. Варшкен (Вершково). В Пальмникене закрепились части отступающей из Раушена 551-й народно-гренадёрской дивизии.

Командир 110-го стрелкового полка повернул полк фронтом вдоль Балтийского моря на юг и при поддержке полковой артиллерии и миномётов начал штурмовать северную окраину Кракстепеллена в районе янтарного комбината. Здесь немцы заняли заранее подготовленные траншеи и оказали упорное сопротивление, превратив каждый дом, подвал в опорный пункт. Противник засел на чердаках, в отдельных домах, а также на территории комбината. Кроме того, немецкая пехота предпринимала на этом участке неоднократные попытки перехода в контратаки.

В это время к восточной части Пальмникена подходил 85-й стрелковый полк подполковника И. Бахтина. Заняв пос. Бардау (сейчас не существует, ранее – ур. Гордово на севере нового янтарного карьера), командир полка скомандовал продолжать наступление. Полк занял железнодорожную станцию Пальмникен (сейчас на консервации и не функционирует) и закрепился на ней.

110-й полк, отразив немецкие контратаки, постепенно вытеснил противника из северной части Пальмникена – Кракстепеллена. Здесь, в районе янтарного комбината и шахты «Анна» подразделение под командованием 25-летнего адъютанта командира полка старшины В. Мусатова освободило 150 человек военнопленных.

Продвижению советской пехоты по северной части Пальмникена способствовали действия взвода станковых пулемётов лейтенанта А. Соловьёва, огневого взвода батареи 76-мм орудий лейтенанта А. Степанова, огневой взвод батареи 120-мм минометов лейтенанта Ф. Сальникова и огневой взвод роты 82-мм минометов Г. Бутарина. В ходе уличных боёв наступающая пехота полка попала под залпы немецкого реактивного шестиствольного миномёта «Nebelwerfer». Отделению разведки старшего сержанта А. Бесчастного удалось пробраться на позицию реактивной установки и перестрелять расчёт, взяв в плен несколько немецких солдат.

Вечером 15 апреля из района железнодорожной станции в юго-западном направлении нанёс удар 85-й стрелковый полк, который соединился в центре Пальмникена со 110-м стрелковым полком. Немецкая пехота в уличных боях была постепенно выбита и с южной окраины посёлка.

Светлый (Циммербуде, Пайзе)

После падения Кёнигсберга настал черёд ликвидации частей немецкой армейской группы «Земланд». 43-я армия наступала вдоль берега залива Фришес-Хафф через огромный Коббельбудский лес по пилаусскому шоссе (сейчас – трасса на Балтийск). К 15 апреля, овладев лесным массивом, армия вышла на подступы к Циммербуде. Задача армии сводилась к отсечению образовавшейся т.н. Циммербудской группировки противника (из отступивших на полуостров немецких частей 28-й и 21-й пехотных, 5-й танковой дивизий, 627-й штурмовой сапёрной бригады) путём выхода к Фишхаузену. С севера действия по блокированию немецких частей поддерживала 39-я армия.

Непосредственно на Циммербуде наступал 13-й гв. стрелковый корпус. Несколько севернее, по лесу наступал 90-й стрелковый корпус, который обходил Циммербудскую группировку по лесу, выделив 319-ю дивизию для удара по району Циммербуде и Пайзе с северо-запада. С востока к посёлкам подходила 87-я гв. и 24-я гв. стрелковые дивизии.

Поддержку пехоты со стороны залива обеспечивал 2-й дивизион бронекатеров капитана 2-го ранга М.Ф. Крохина. В развернувшихся боях моряки проявили несгибаемую волю и мужество. 16 апреля 1945 г., приняв на борт десант из состава 70-го гв. полка подполковника П. Алексеева, пять катеров после артподготовки высадили его в тыл врага на дамбу Кёнигсбергского судоходного канала севернее Циммербуде.

Во время высадки огнём немецкой артиллерии и бронетехники 5-й танковой дивизии был повреждён бронекатер «БК-214» под командованием 25-летнего лейтенанта Д. Задорожного. Ответным огнём были уничтожены две батареи противника. Вскоре был убит рулевой. Командир катера встал за штурвал и начал маневрировать. В результате пяти прямых попаданий катер загорелся, потерял управление и взорвался. Погибли сигнальный и артиллеристы. С выжившими членами экипажа командир выбрался на берег, занятый противником. В рукопашной экипаж заполучил трофейное оружие и занял оборону, отбиваясь от немецкой пехоты до подхода основных сил 24-й гв. дивизии, которая ворвалась на восточную окраину Циммербуде. Первым в посёлок ворвалась 6-я рота 71-го гв. полка подполковника А. Козлова.

С севера, по лесным дорогам к посёлкам подходила 319-я стрелковая дивизия – 1336-й стрелковый полк гв. подполковника А. Шапоренка вместе с батареей 350-го гв. тяжёлого самоходного полка гв. подполковника Ф. Легезы. Немцы открыли сильный артиллерийский огонь, контратаковали. Командир полка попал в огневой мешок и уцелел от осколков снарядов лишь благодаря самоотверженным действиям своего адъютанта старшины П. Шугаева, который накрыл его своим телом и получил тяжёлые ранения в ноги и руки. Во время отражения немецких контратак отличился 1-й стрелковый батальон. Замкомбата капитан Яков Ткаченко за бой на окраине Пайзе был представлен к званию Героя Советского Союза.

К 13:30 ч. 16 апреля Циммербуде был полностью очищен от противника 71-м и 72-м стрелковыми полками 24-й гв. дивизии при поддержке самоходок СУ-76 1402-го самоходного артполка. Пайзе был очищен в ночь на 17 апреля 1336-м полком 319-й дивизии и частями 24-й гв. сд. Немецкая группировка была блокирована на западной окраине полуострова. Большая группа различных плавсредств под прикрытием тумана пыталась прорваться через дозоры советских катеров в Пиллау и Фишхаузен, но была обнаружена и разгромлена артиллерийско-пулеметным огнем бронекатеров. 17 апреля 1945 года войска 43-й армии зачистили от противника весь полуостров Пайзе. В плен были взяты командиры 28-й пехотной и 5-й танковой дивизий, командир 627-й штурмовой сапёрной бригады вермахта.

Приморск (Фишхаузен)

Вечером 16 апреля 54-й стрелковый корпус генерал-лейтенанта А. Ксенофонтова, отсекавший вместе с другими частями 39-й армии Циммербудскую группировку противника, подошёл к восточной окраине Фишхаузена. 550-й (подполковника В. Брюхнова) и 366-й (подполковника Л. Базарнова) стрелковые полки 126-й дивизии полковника Ф. Сафронова под сильным огнём первыми ворвались в город. В городе завязался ночной бой. В боевые порядки пехоты была выставлена артиллерия, которая сопровождала атакующих бойцов. Утром 17 апреля 1945 года Фишхаузен был полностью зачищен от немецких войск.

Балтийск (Пиллау)

Пиллаусский полуостров имеет длину около 15 км и ширину от 2 км у основания до 5 км у южной оконечности. Немцы располагали на полуострове шестью оборонительными позициями, удаленными одна от другой на 1–2 км. На северной окраине Пиллау находились четыре крепостных форта и морская крепость, на северном берегу косы Фрише-Нерунг — два форта и в глубине подготовлено также шесть оборонительных позиций. На косе и в самом городе скопилось большое количество отступающих из Замланда разбитых немецких частей.

С 20 по 24 апреля 1945 г. 11-я гв. армия генерала К. Галицкого прорывала немецкую оборону на этом узком полуострове на дальних подступах к городу. В тяжелейших боях советские части несли крупные потери. 22 апреля во время немецкого обстрела были убиты командир 16-го гвардейского стрелкового корпуса Герой Советского Союза гвардии генерал-майор С. Гурьев и начальник отдела контрразведки «СМЕРШ» корпуса подполковник Л. Крымов.

24 апреля советские бойцы вышли на ближние подступы к Пиллау. В течение ночи на 25 апреля войска 11-й гв. армии обошли Пиллау с востока, а на правом фланге завязались бои на подступах к городу. Система городских укреплений была настолько тесно переплетена с крепостными, что было трудно определить, где начинаются границы фортов. Некоторые крупные городские строения были так приспособлены к обороне, что фактически их тоже можно было считать фортовыми сооружениями. Из нижнего этажа стреляли противотанковые орудия и фаустпатроны, из окон верхних этажей - пулеметы.

Части 36-го гв. корпуса атаковали противника вдоль железной дороги на юг, вышли ему во фланг и неожиданным ударом, во взаимодействии с частями 16-го гв. корпуса, разгромили последний очаг сопротивления врага. В это время 8-й гв. корпус овладел районом судоверфи. 16-й гв. корпус шаг за шагом преодолевал упорное сопротивление немцев. Штурмовые группы подрывали укрепленные здания, пробивали в стенах проломы и уничтожали врага, прокладывая себе дорогу к цитадели Пиллау. Первые попытки штурма крепости не увенчались успехом. Тем не менее, 25 апреля войска армии полностью овладели городом Пиллау. Оставалась незанятой только цитадель – бывшая шведская крепость.

В 14:00 ч. 26 апреля гарнизону крепости был предъявлен ультиматум о немедленной капитуляции, но он был отклонён. Тогда к стенам крепости были подтянуты орудия тяжелых калибров, которые открыли огонь прямой наводкой. Малые калибры били по амбразурам. Танки 213-й бригады и тяжелые 152-мм самоходки развалили ворота и баррикады. С наступлением темноты пехота 1-й гв. стрелковой дивизии пошла на штурм. Бойцы, завалив ров фашинами, досками и разным подручным материалом, прорвались к толстым стенам, проникли в проломы, взобрались на стену по приставным лестницам. Начался ближний бой с применением гранат, огнеметов и толовых шашек. К вечеру 26 апреля цитадель Пиллау пала.

Форсирование канала Зеетиф и высадка десантов на косу Фрише-Нерунг

Во второй половине дня 25 апреля передовой отряд 17-го гв. стрелкового полка под командованием командира 3-го стрелкового батальона гв. майора А.В. Дорофеева из 5-й гв. дивизии под огнём противника форсировал канал Зеетиф и высадился на косу Фрише-Нерунг. Немцы заранее построили вдоль берега ДОТы и ДЗОТы, отрыли несколько рядов траншей. В седловинах между дюнами среди низкорослых сосен стояли минометные и артиллерийские батареи. Первые бойцы, захватившие плацдарм на косе были позднее удостоены звания Героя Советского Союза.

В ночь на 26 апреля дополнительные части 5-й гв. дивизии переправились через пролив и захватили плацдарм в северо-восточной части косы Фрише-Нерунг. Форсирование проходило в сложных условиях. Сильные ветры поднимали в проливе волну. Не всюду могли подойти вплотную к берегу плавсредства с бойцами и тяжелым оружием. При подходе к берегу бойцам приходилось прыгать по грудь в воду. Вода заливала оружие и снаряжение. Мелкий дождь и низкая облачность не позволяли авиации помогать пехотинцам. На косе завязались ожесточённые бои.

В 06:00 ч. десантный отряд полковника Л.Т. Белого в составе трех стрелковых батальонов 83-й гв. дивизии при поддержке бронекатеров Балтийского флота был высажен на западный берег косы. При поддержке бронекатеров десант захватил на западном берегу небольшой плацдарм. Немецкая артиллерия и пулемётчики расстреливали высаживающихся десантников и плавсредства. После короткой схватки десантники захватили штаб немецкой дивизии и взяли в плен около 2 тыс. солдат и офицеров. Продвигаясь в глубь косы, они перерезали шоссейную дорогу и преградили остаткам частей противника путь отхода. Пытаясь пробиться на юго-запад, немцы в процессе прорыва окружили десантников. Отряд полковника Л. Т. Белого попал в тяжёлое положение. Ему пришлось драться с превосходящими в 5–6 раз силами противника. В течение двух часов они отражали яростные атаки врага и удержали захваченный плацдарм.

В 12 часов 26 апреля на восточном берегу косы был высажен второй десант полковника Л. В. Добротина, а в 12:30 ч., после овладения Нойтифом, к району боев подошли части 31-й и 5-й гв. сд. Ударами с севера, востока и запада немцы были полностью разгромлены на этом участке косы, остальные же начали отступление вглубь косы. В боях за береговую зенитную батарею «Лемберг» был убит генерал-майор инженерных войск К. Хенке.

Последний населённый пункт на территории современной Калининградской области, который был взят бойцами Красной армии – деревня Нармельн на Балтийской косе (сейчас – самая западная пограничная застава на территории РФ).

Прибыв в район Розенберга у Хайлигенбайля, 470-й стрелковый полк 194-й стрелковой дивизии, не выгружаясь, двинулся в первой половине дня 30 апреля через залив в район Нармельна и высадился на косе в двух-трех километрах северо-восточнее этого населенного пункта. Сам Нармельн был взят 30 апреля частями 11-й гв. стрелковой дивизии 11-й гвардейской армии, которая теснила противника из района Пиллау. Вслед за 470-м полком к концу дня организованно и без потерь переправились два других стрелковых полка, артиллерия и части боевого обеспечения дивизии. Учитывая небольшую ширину (около 1 километра) полосы наступления, закрытый характер местности и ее инженерное оборудование, а также упорное сопротивление немцев, командование дивизии пришло к выводу, что успех в бою на косе будет зависеть в первую очередь от умелых и решительных действий небольших подразделений пехоты, усиленных артиллерией и саперами. В связи с этим комдив решил построить боевой порядок соединения в три эшелона. При таком построении обеспечивались свобода маневра для наступавших подразделений и непрерывность наращивания их усилий при очищении косы Фрише-Нерунг от противника.

В ночь на 1 мая 1945 г. 470-й стрелковый полк, совершив по косе марш из района высадки, достиг населенного пункта Нармельн, занял его утром 1 мая 1945 года и через боевые порядки 11-й гв. сд, вошел в соприкосновение с противником. Начавшееся в 10:00 наступление частей дивизии географически перенесло боевые действия на территорию современной Польши.