21 февраля


Корнево (Цинтен). Бои за этот город отличались исключительной жестокостью и упорством с обеих сторон, и длились почти две недели. В городе скопилось большое количество эвакуирующихся гражданских, находились лазареты для раненых и больных военнослужащих вермахта. Цинтен  и его окрестности были превращены в мощный укреплённый район, который прикрывал подходы к транспортным коммуникациям на побережье залива Фришес-Хафф, через который осуществлялась эвакуация и снабжение блокированной немецкой группировки 4-й армии. В районе Цинтена оборонялись отдельные части 24-й танковой дивизии, 547-й народно-гренадёрской и 170-й пехотной дивизий, отряды фольксштурма.

10 февраля части 352-й стрелковой дивизии полковника В.И. Рутько прорвались на восточную и южную окраины города и завязали уличные бои, овладев ж/д станцией Цинтена. Дивизии была поставлена задача овладеть городом, но решить оперативно эту задачу она не смогла, хотя уже и вела уличные бои в очень плотной городской застройке. Весь день 11 февраля советская пехота 1158-го (майор М.М. Филинов) и 1160-го (подполковник А.Т. Бровчак) стрелковых полков пыталась прорваться в центр города. Для боя в городе была выделена одна рота огнемётчиков 33-го отдельного батальона ранцевых огнемётов капитана В.И. Максименкова.

Противник беспрерывно контратаковал, маневрируя самоходками 279-й бригады штурмовых орудий на улицах и перебрасывая подкрепления на восток города, а также ведя огонь из крупнокалиберных орудий и шестиствольных реактивных миномётов по восточной окраине Цинтена. В ночь на 12 февраля немцы контратаковали при поддержке бронетехники восточнее города с севера и юга (из городского леса Домерау) и перерезали дороги, по которым шло снабжение советских войск. Фактически передовые полки оказались в окружении без возможности получать снабжение. Противник перебросил к месту прорыва штурмовые части 2-й моторизованной дивизии «Герман Геринг» и самоходки. Позиции советских бойцов подвергались постоянным артиллерийским и миномётным обстрелам. Пехота 1158-го стрелкового полка в городе пробилась в центр к евангелической кирхе.

В это время сапёрам из 877-го отдельного сапёрного батальона гв. майора П.И. Ивина удалось проложить переправу через труднопроходимый обрывистый ручей в лесу восточнее города, через который можно было бы наладить снабжение окружённых частей. Тем не менее, и сами сапёры вместе с командиром попали в окружение в гостиничном комплексе «Лесной замок Дамерау». В ночь на 13 февраля обозы с боеприпасами, которые были направлены к окруженным частям, были разбиты немцами, а личный состав обозов погиб.

Противник сосредоточил в городе 10 самоходок, на перекрёстках улиц на прямой наводке были установлены артиллерийские орудия. В подвалах и на этажах домов были оборудованы стрелковые позиции. Советские бойцы также закрепились в занятых домах в юго-восточной части города и у церкви. В течение трёх дней шли позиционные бои. Окружённые части экономили патроны. Все радиостанции вышли из строя, т.к. разрядились батареи и связь с командованием была потеряна. Боеприпасы доставлялись в минимальном количестве вручную, т.к. противник держал под огнём переправу через речку Штрадик.

Большую роль в боях по отражению постоянных контрнаступательных действий противника южнее Цинтена сыграла оборона гостиницы «Лесной замок Дамерау» сапёрами под командованием гв. майора П.И. Ивина и его заместителя капитана А.К. Обухова. Гостиница являлась настоящей занозой в южном подбрюшье города, через который противник пытался нанести удары по советским войскам, не позволив им выйти на соединение с окружёнными частями. Пехота 4-го моторизованного полка «Герман Геринг» четверо суток пыталась взять здание, фактически разрушив его полностью из пушек. Вылазками и контрударами окружённый гарнизон добывал себе оружие, боеприпасы и пищу. На третьи сутки обороны ночью удалось эвакуировать 50 раненых бойцов. На четвёртые сутки здание замка было полностью окружено немецкой пехотой и подожжено выстрелами самоходок. 16 февраля, когда на территорию гостиницы уже ворвались немцы, 7 оставшихся в живых сапёров вырвались из окружения, выполняя приказ командования.

К окружённым частям пытались пробиться другие дивизии 36-го корпуса. 14 февраля на северо-восточную окраину города вышла 157-я стрелковая дивизия полковника В.А. Катюшина, заняв винзавод. 173-я стрелковая дивизия полковника А.Я. Ордановского пыталась пробиться к окружённым с юго-востока. 15/16 февраля связь с окружёнными была восстановлена. 16 февраля части 352-й дивизии были полностью деблокированы, а в город вошла 173-я дивизия. 17 февраля измотанная боями 352-я дивизия, а также остальные части 36-го корпуса были выведены из боя за город и сдали позиции частям 3-го гв. стрелкового корпуса 28-й армии. Немцы вновь заняли оставленные советские позиции на юго-востоке города – ж/д станцию, «замок Дамерау», городской лес – и продолжили сильные контратаки по подошедшим советским частям.

19 февраля начался новый штурм города силами 61-й стрелковой дивизии полковника А.Г. Шацкова. К этому времени немецкая оборона достигла высокой концентрации войск. Для боя в городе командование дивизии создало специальные штурмовые группы, которым были приданы ранцевые огнемётчики. Бои отличались исключительным упорством. Пехотные батальоны имели предельно медленные темпы наступления, преодолевая расставленные по всему городу мины-ловушки, буквально прогрызая оборону противника. Непосредственно в городе в жилой застройке бой вели два батальона 66-го стрелкового полка подполковника Н.А. Вечтомова и один батальон 307-го стрелкового полка подполковника В.М. Валькова. Немецкая артиллерия вела огонь прямой наводкой вдоль улиц по советским бойцам, с чердаков и окон верхних этажей велся ружейно-пулемётный огонь. Наступающие забрасывали подвалы гранатами, дома поджигались огнемётами, пять самоходок СУ-76 пробивали стены домов на узких улицах. К концу дня восточная половина города была взята, а передовые части подошли к церковной площади.

20 февраля бои продолжились с прежним ожесточением – в городе продвижение было очень медленное. Во второй половине дня 96-я гв. стрелковая дивизия генерал-майора С.Н. Кузнецова с севера подошла к городу и прорвалась на его северо-западную окраину. Фактически горящий город оказался в полукольце. Бои развернулись в кварталах, прилегающих к церкви и в районе кладбища, которое к вечеру было занято советскими бойцами.

Стрелковые подразделения каждое здание брали после продолжительного упорного боя, часто переходящего в рукопашную схватку. Штурмовые группы, преодолевая огонь противника, блокировали дома, гранатами и огнемётами вынуждая противника сдаться. Здания, в которых немцы оказывали наиболее сильное сопротивление, полностью разрушались артиллерией и уничтожались вместе с гарнизоном.

В ночь на 21 февраля немцы с самоходками вновь контратаковали советские позиции. Утром части 61-й стрелковой дивизии, которые несколько дней вели непрерывный бой, заметно выдохлись и основные действия развернулись в северной и северо-западной частях города – 96-я гв. сд смогла продвинуться на западную окраину и блокировать немецкие части в самом центре города и у церкви. В полдень начался штурм центра города, который завершился к вечеру -  295-й гв. стрелковый полк гв. полковника А.М. Волошина уничтожил и пленил оборонявшуюся группировку противника в центре.

К вечеру 21 февраля 61-я сд вышла на юго-западную окраину Цинтена. Исключительные по своей продолжительности, напряжённости и ожесточённости бои завершились. Город был почти полностью разрушен. Цинтен оказался единственным городом Восточной Пруссии, непосредственно бои в котором шли так долго – 11 дней.